1278 Россия. Молочные ручейки.
Агентство Промышленных Новостей
мясо и молоко
cайт объединенного портала пищепрома Украины  
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко экспресс-диагностика рынка мясо и молоко маркетинг рынка мясо и молоко реклама мясо и молоко партнерам мясо и молоко ВХОД ДЛЯ КЛИЕНТОВ  
мясо и молокомясо и молокомясо и молокомясо и молокомясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко мясо и молоко мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко

Ресурсы портала
АПН (РУС)
AIN (ENG)
UKRFOOD
Сахар Украины
Спирт Украины
Вина Украины
Масло Украины
Укркондитер
Пиво Украины
ПРОД.ua
Табак Украины
2008-01-15Россия. Молочные ручейки
Россия. Молочные ручейки.

Россия. Молочные ручейки.

Дефицит сырого молока в стране должен был бы способствовать притоку инвестиций в производство этого продукта. Однако процесс сдерживают большие сроки окупаемости молочных проектов. Как считают аналитики, быстрыми темпами отрасль может развиваться только при наличии государственных субсидий. Года полтора назад во время экскурсии по опытному производству шведской компании De Laval, одного из ведущих в мире производителей оборудования для животноводства, журналистам демонстрировали чудо-робота под названием «Аппарат для добровольного доения коров». Предполагается, что животное самостоятельно подходит к кабине, когда чувствует потребность избавиться от молока. Машина моет корове вымя и самостоятельно подсоединяет к нему доильное оборудование. Стоит один аппарат полмиллиона долларов. Представители De Laval тогда не рассчитывали на серьезные продажи столь дорогого устройства в Европе. Зато очень надеялись поставлять аппараты в Россию. Подобное заявление вызвало смех у журналистов. Ведь последние 15 лет в нашей стране дойных коров резали на мясо. Однако один или даже несколько шведских роботов скоро отправятся в Татарстан на фермы холдинга «Красный Восток-Агро», основателем которого является нынешний депутат Госдумы Айрат Хайруллин. Роботы весьма органично впишутся в хозяйство «Красного Востока-Агро», которое и без того не испытывает недостатка в дорогом оборудовании. Даже стиральные машины для салфеток, которыми протирают коровье вымя, здесь марки Miele. Покупая роботов для доения, Айрат Хайруллин не высчитывал сроков их окупаемости. «Я хочу сделать небольшую ферму на 500 – 600 коров и организовать бесплатные экскурсии, чтобы школьники и студенты смогли увидеть, что собой представляет нынешнее сельское хозяйство», – говорит Хайруллин. Сегодня «Красный Восток-Агро» – крупнейший в России производитель молока. Компания построила в Татарстане 8 мегаферм. Общая численность содержащегося там скота в ноябре 2007 года составляла 70 000 голов (из них 22 000 – дойные коровы). Компания вложила в молочный проект уже USD644 млн. Ожидалось, что в 2007 году «Красный Восток-Агро» произведет 135 000 тонн молока.

Край «Эдельвейсов»

В 1992 году братья Айрат и Илшат Хайруллины основали розничную сеть «Эдельвейс», которая сегодня насчитывает 156 торговых точек и является крупнейшей в Казани. «Для магазинов требовались молочные продукты, а в начале 1990-х годов они были в дефиците. Ежедневно мы завозили по две фуры йогуртов из Германии и пришли к выводу, что нам пора строить собственное производство», – рассказывает Айрат Хайруллин. Первый молочный завод «Эдельвейс-М» перерабатывающей мощностью 20 тонн молока в сутки братья открыли под Казанью в 1995 году. В 1998 году они построили новое молочное предприятие на 300 тонн в сутки, а через три года мощности были увеличены до 1000 тонн. «В Татарстане не хватало сырья. Сырое молоко мы привозили из Чувашии, Кировской области и Башкирии. У нас родилась идея построить собственные фермы», – вспоминает Айрат Хайруллин. В марте 2003 года Хайруллины основали холдинг «Красный Восток-Агро», куда вошли хозяйства, находившиеся на стадии банкротства, 20 000 бывших колхозников внесли в него свои земельные паи. «Я хотел, чтобы жители были партнерами. Поэтому мы оценили землю, которую владельцы паев вложили в уставный капитал. В договоре предусмотрено, что в любой момент крестьянин может выйти из компании», – рассказывает Хайруллин. Сейчас в собственности холдинга находится около 300 000 га земли, на них выращивают пшеницу, кукурузу и другие зерновые культуры. Также в холдинг вошли принадлежавшие колхозам 84 фермы. Они были реконструированы, и теперь там содержится мясной скот. Современное молочное производство пришлось строить в чистом поле. Хайруллины планировали строить комплексы на 5000 – 6000 голов скота каждый. В начале 2000-х годов в России о таких проектах никто и не помышлял. В Европе крупных комплексов не строят, поэтому пришлось перенимать американский опыт. Сразу же возникли серьезные проблемы с поставками племенного скота. Один из менеджеров «Красного Востока-Агро» позвонил в специализированный институт под Санкт-Петербургом и спросил: «Можно ли купить племенной скот?» Там поинтересовались: «Сколько голов требуется?» – «Двести тысяч». На другом конце провода сообщили, что готовы продать максимум 20 голов. «Пятнадцать лет в России племенная работа практически не велась», – поясняет Павел Исаев, директор по корпоративным коммуникациям компании «Юнимилк». Первые 1500 голов племенного скота Хайруллиным удалось найти в Вологде. «Когда в декабре 2003 года мы запустили корпус в 500 коров и доильный зал, в котором в течение 12 минут должны доиться 72 коровы, оказалось, что даже такими комплексами у нас никто не может управлять. Мы были вынуждены нанять консультантов из Голландии и США, чтобы они учили наших людей, с какой стороны надо подходить к корове. Каждому платили по 360 000 евро в год», – вспоминает Айрат Хайруллин. С 2004 года «Красный Восток-Агро» стал закупать скот за рубежом. «Одна российская корова дает по 3,2 – 3,5 тонны молока в год, а европейская и американская – по 5 – 6 тонн», – говорит Юрий Антипов, директор по маркетингу компании SIG Combibloc. Стоит заметить, что в Европе, США, Канаде предложение племенного скота ограничено. Иностранные поставщики оказались не в состоянии удовлетворить растущий спрос со стороны России и СНГ. Молочные комплексы «Красного Востока-Агро», часть которых запустили в этом году, пока загружены не на полную мощность. «Каждая рожденная в мире товарная телка у нас уже на учете, занесена в компьютер», – говорят в «Красном Востоке-Агро».

Самый дефицитный продукт

В 2006 году Хайруллины окончательно решили сосредоточиться на агропромышленном бизнесе. Они продали свой пивной комбинат «Красный Восток» за USD390 млн и часть средств вложили в мегафермы. В августе прошлого года братья продали компании «Юнимилк» молочный комбинат «Эдельвейс-М». По оценкам аналитиков, сумма сделки составила USD100 млн, она стала самой крупной в молочном бизнесе. Часть вырученных средств продавцы также могут вложить в молочное производство. Продажа собственного перерабатывающего предприятия, как отказ от вертикально интегрированной структуры, участникам рынка показалась слишком нелогичной. Ведь молоко с мегаферм Хайруллиных в основном поступало на собственный комбинат. «Мы знали, что цена на сырое молоко будет расти. Происходил конфликт между двумя бизнесами: производством и переработкой. Мы выбрали сельское хозяйство», – говорит Айрат Хайруллин. Суть конфликта очевидна. Как производителю сырья Хайруллину выгодно продать товар подороже. Но как производитель молочной продукции он, наоборот, заинтересован в сырье подешевле. Действительно, в середине лета 2007 года начался рост цен сначала на сухое, а затем и на сырое молоко. К декабрю сухое молоко подорожало более чем в два раза, примерно до USD4000 за тонну. Закупочные цены крупнейших переработчиков, таких как «Вимм-Билль-Данн» (ВБД), «Юнимилк» и «Данон», на сырое молоко выросли с 9 – 10 рублей до 14 – 16 рублей за литр. Для небольших переработчиков закупочные цены повысились на 50% и более. «Молоко в России не дорожало несколько лет. В 2006 году оно даже немного подешевело. Сезон 2004 – 2005 года был очень благоприятным для Австралии, Новой Зеландии, Южной Америки, ведущих в мире производителей этого продукта. Сухого молока на мировом рынке скопилось много, и российские, украинские, белорусские заводы перестали его производить, – рассказывает Юрий Власенко, советник генерального директора «ВБД-Молоко». – Зато 2006 год выдался очень засушливым, поэтому на мировом рынке образовался дефицит молока. Тогда российские, белорусские и украинские производители стали сушить сырье и поставлять его на экспорт». На сушку шло большое количество сырья, что привело к нервозности на рынке. Даже при возросших ценах ощущается дефицит сырого молока, который, по оценкам Юрия Власенко, составляет 10 – 15% от общего объема рынка. Подорожание сырья связано не только с мировой конъюнктурой. «Производство товарного молока в России практически не увеличивается», – говорит Татьяна Рыбалова, ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР). В 1989 году в России насчитывалось 22 млн голов молочного стада, а к середине ноября текущего года в наших хозяйствах осталось 3,693 млн коров. При этом спрос на готовые молочные продукты, по словам Павла Исаева, в центральных регионах ежегодно увеличивается на 15%. «В стране профицит молока. Около 2500 тонн, произведенных в личных и фермерских хозяйствах, не востребованы рынком», – сообщается в исследовании Института аграрного маркетинга (ИАМ). «Фермерские и личные хозяйства способны удовлетворять нужды небольших производств. Но это работает, к примеру, во Франции, где много маленьких сыродельных заводиков. В России исторически в каждом городе расположены заводы перерабатывающей мощностью 200 – 600 тонн в сутки», – объясняет Власенко. Гигантам необходимо круглогодичное промышленное производство сырья, причем одинаково высокого качества. По данным Молочного союза, в России производится 32 млн тонн сырого молока. Однако, как отмечает Павел Исаев, на промышленное производство приходится всего 11 – 12 млн тонн молока. Остальную часть «доят» приусадебные и мелкие фермерские хозяйства. «Летом в России нет проблем с молоком. Но зимой в некоторых регионах надои падают в 6 – 7 раз, притом что именно зимой спрос на молочную продукцию возрастает», – продолжает Власенко. В зимний период все крупные переработчики работают на сухом молоке, восстанавливая до 25 – 30% объемов используемого сырья. Между тем при современных технологиях, которые применяются преимущественно в крупных хозяйствах, надои зимой падают всего на 10%.

И хочется, и колется

Основная проблема молочной отрасли – большие сроки окупаемости новых проектов. «Молочное производство более капиталоемкое, чем нефтяная и химическая отрасли. Если бы не надо было возвращать кредитов и платить за коров, то производство молока в России давало бы 300 – 400% рентабельности, – объясняет Айрат Хайруллин. – Комплекс на 5800 коров стоит 800 млн рублей. Это притом, что ферму строила твоя собственная строительная компания. Технологическое оборудование в расчете на одну корову обойдется в 20 000 рублей, а техника по заготовке кормов – в 18 000. В целом в корову, не считая ее стоимости, нужно инвестировать 178 000 рублей. Если животное будет давать 6000 литров молока в год, в производство одного литра необходимо вложить 30 рублей». Одна канадская племенная корова стоит 90 000 рублей. До трети коров приходится забивать на мясо: часть скота в дороге ломает ноги, не каждое животное привыкает к новому климату или оказывается продуктивным. Если корова будет давать 6000 литров молока в год, затраты на литр составят еще 6 рублей в год», – говорит Хайруллин. Таким образом, в производство одного литра молока в общей сложности нужно инвестировать 36 рублей. Возродить в стране молочное животноводство должен был национальный проект «Развитие АПК», принятый в 2005 году. В рамках программы федеральный центр субсидировал сельхозпроизводителям две трети процентной ставки по кредиту, оставшуюся часть – местные власти. В лизинг предоставлялись скот и оборудование. Планировалось, что к 1 января 2008 года, окончанию срока проекта, надои в России вырастут на 4,5%. «Незаметно, чтобы планы выполнялись, хотя господдержка оказана и немалая», – отмечает Татьяна Рыбалова. На сентябрь этого года специалисты ИАМ насчитали более 300 заявленных инвестиционных проектов в области молочного животноводства на общую сумму примерно 84,6 млрд рублей. «Сложно сказать, какая часть проектов будет выполнена», – говорит Власенко. «Сегодня холдинг «Красный Восток-Агро» является крупнейшим в России инвестором в молочное производство», – утверждает Татьяна Рыбалова. Долгое время молочное животноводство стояло на последнем месте по степени привлекательности среди всех отраслей агропрома. Намного выгоднее было вкладываться в птицеводство, там проекты окупаются за 2 – 3 года, в свиноводство, где инвестиции возвращаются в течение 4 – 5 лет. Корова первого теленка рожает в возрасте 27 месяцев. Причем производит потомство она лишь раз в 12 –16 месяцев, а в 5 – 6-летнем возрасте ее забивают на мясо. Однако, по словам Хайруллина, продажа говядины (в среднем по цене 25 руб. за кг живого веса) не окупит и 10% вложений в канадскую племенную телку. «Губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин рассказывал мне, что в Твери почти никто не хочет инвестировать в молочное животноводство. Ведь неизвестно, что будет через 10 лет. Вдруг по какой-то причине молочная ферма лишится рынка сбыта, и инвестиции не окупятся», – полагает Власенко.

Второе дыхание

Два года назад, когда началась реализация нацпроекта, крупные молочные хозяйства окупались примерно за 8 лет. «Однако строительные материалы дорожали. Год назад тонна цемента стоила 1650 рублей, а в августе 2007 года – 7200. Если бы инвестиционный проект рассчитывали до летнего подорожания молока, он бы окупился за 14 –16 лет», – говорит Айрат Хайруллин. Рост цен на сырое молоко благотворно сказался на инвестиционном климате в отрасли. Изначально окупаемость молочного проекта «Красного Востока-Агро» была рассчитана на 8 лет, теперь вернуть инвестиции владельцы рассчитывают в течение 6 лет. «Когда мы занялись молочным производством, наши знакомые крутили пальцем у виска! А теперь говорят, что мы правильно угадали и опередили время», – радуется Айрат Хайруллин. По словам Антона Карасевича, генерального директора компании «Эрконпродукт», в ближайшие 5 – 6 лет можно ожидать увеличения числа инвестиционных проектов. При нынешних ценах на молоко комплекс от 1000 голов можно окупить за 7 лет. Снижение цен на сырое молоко в России в ближайшем будущем не прогнозируется, что должно способствовать притоку капитала в отрасль. Но даже такие сроки окупаемости считаются слишком большими, поэтому без дотаций молочным хозяйствам выжить трудно. Впрочем, как полагают участники рынка, господдержка сохранится и по окончании действия нацпроекта в рамках программы развития сельского хозяйства на 2008 – 2012 годы. Власти некоторых регионов, например Татарстана, Краснодарского края, Белгородской и Тюменской областей также содействуют развитию молочного производства. Один из крупных молочных проектов уже реализуется в Белгородской области компанией «Русские фермы», которая построила комплекс на 10 000 голов мощностью 125 000 тонн молока в год. Общий объем инвестиций составил 2,5 млрд рублей. Две мегафермы строит в Тюменской области компания «Запсибхлеб». В основном в России реализуются относительно небольшие проекты на 1000 – 1200 голов, на базе старых колхозных ферм. В собственное производство молока вкладываются ВБД и «Юнимилк». Однако мощности их ферм не способны покрыть и 10 – 20% объемов собственной переработки. Подобные проекты часто проталкивают местные власти. Наличие ферм и увеличение надоев в области им нужны не только для составления положительного отчета в Минсельхоз. Считается, что примеры строительства современных ферм могут сподвигнуть на инвестиции и местных сельхозпроизводителей. Строить свои фермы намерена компания «Эрконпродукт», производитель сгущенки. О намерении вложить в производство молока USD20 млн объявила группа «Разгуляй». Компания построит в Белгородской и Курской областях два комплекса, на 600 голов дойного стада каждый. В «Красном Востоке-Агро» конкуренции не боятся. Ежегодно холдинг обещает наращивать производство в два раза. «Нас никто не догонит, – говорит один из топ-менеджеров компании. – В 2009 году мы будем производить 1000 тонн молока в сутки».

Поход в Центральную Россию

В конце сентября компания «Красный Восток-Агро» начала строить мегаферму «Октябрьское» в Чердаклинском районе Ульяновской области, в нее будет вложено 1,1 млрд рублей. Мощность предприятия, рассчитанного на 5200 голов, составит до 150 тонн молока в сутки. «В Ульяновскую область мы пришли по личной просьбе министра сельского хозяйства Алексея Гордеева и губернатора области Сергея Морозова. Разговор был такой: «Ты занимаешься нацпроектом, а в области проблемы, помоги, пожалуйста!», – рассказывает Хайруллин. Одна небольшая, по меркам «Красного Востока-Агро», ферма на 2000 голов скота будет построена в Воронежской области. Два молочных проекта компания намерена реализовать в Рязанской и Тамбовской областях. «Однако еще предстоят переговоры с руководством областей, – говорит Хайруллин. – Ведь мы идем на очень затратные проекты, и если регион хочет обеспечить своих граждан молоком, а сельских жителей работой, местные власти должны пойти навстречу». Чиновникам предстоит позаботиться о проведении электричества, газа и дорог к животноводческим комплексам. Должно быть обеспечено субсидирование от региона на треть процентной ставки, а также компенсация в 50 рублей на 1 кг живого веса. «Нужна гарантия, что не возникнет проблем с проверяющими органами. Бывает ведь так: начал строить мегаферму – пришла пожарная инспекция или какая-то другая организация, и строительство заморозили», – говорит Хайруллин. Как рассказывают участники рынка, в Рязани «Красному Востоку-Агро» еще предстоит решать вопрос о выделении нового участка земли, так как земля, которая досталась компании, не слишком устраивает ее руководство. Она малопригодна для производства комбикормов. «Планы «Красного Востока-Агро», скорее всего, будут реализованы. У компании есть большой опыт по созданию мегаферм и хороший административный ресурс», – считает один из участников рынка. Подобные проекты всегда организуются в расчете на определенного переработчика. В свою очередь, появление сырья в регионе способствует возникновению здесь же производств молокоемкой продукции: сыра и масла. Например, в Татарстане при наличии сырого молока можно будет развивать производство ингредиентов для плавленых сыров. Ведь, к примеру, Hochland до сих пор импортирует их из Германии. «Красный Восток-Агро» поставляет сырье на предприятия ведущих производителей – ВБД, «Юнимилк», «Данон». Заводы этих компаний работают в тех областях, где компания намерена строить фермы. Свое молоко производитель везет даже в Москву. Так что проблем со сбытом возникнуть не должно. Впрочем, до недавнего времени стратегия бизнеса братьев Хайруллиных заключалась в том, чтобы найти недооцененную отрасль, реализовать проект и на пике спроса выгодно продать активы. Поэтому участники рынка заговорили о возможной продаже «Красного Востока-Агро». Среди покупателей называют даже De Laval, для которого производство молока – абсолютно непрофильный бизнес. «Предложения о покупке мы получим года через два, – говорит Айрат Хайруллин. – Примерно через год по молочному направлению компания будет иметь капитализацию в USD1 млрд и 4,2 – 5 млрд рублей годовой EBITDA. Но я бы не хотел, чтобы моя семья продавала компанию. Ведь бизнес скоро окупится. Впрочем, я готов к тому, что блокирующий пакет акций будет у сторонних инвесторов».

Что такое холдинг «Красный ВОСТОК-АГРО»: Год основания: 2003. Сфера деятельности: производство молока, мяса, зерновых. Ожидаемый оборот компании в 2007 году: 5 млрд руб. Ожидаемый объем продаж в 2007 году: 135 000 т молока, 280 000 т товарного зерна, 5200 т мяса Структура собственности: 62,51% акций холдинга принадлежит ОАО «Хайринг групп». Ольга Колтунова.

Информация для принятия решений - Общий обзор российского рынка молочных продуктов

Агентство Промышленных Новостей

Россия. Молочные ручейки.
Россия. Молочные ручейки.
На ту же тему:
Россия. Молочные ручейки.