2254 Россия. Колбасные игры.
Агентство Промышленных Новостей
мясо и молоко
cайт объединенного портала пищепрома Украины  
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко экспресс-диагностика рынка мясо и молоко маркетинг рынка мясо и молоко реклама мясо и молоко партнерам мясо и молоко ВХОД ДЛЯ КЛИЕНТОВ  
мясо и молокомясо и молокомясо и молокомясо и молокомясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко мясо и молоко мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко

Ресурсы портала
АПН (РУС)
AIN (ENG)
UKRFOOD
Сахар Украины
Спирт Украины
Вина Украины
Масло Украины
Укркондитер
Пиво Украины
ПРОД.ua
Табак Украины
2008-10-21Россия. Колбасные игры
Россия. Колбасные игры.

Россия. Колбасные игры.

Мясопереработчики с опасением ждут последствий кризиса — если население пострадает финансово, им тоже придется тяжело. Плюс для потребителей один — цены на колбасу до Нового года не вырастут. Даже если пессимистичные прогнозы развития экономической ситуации оправдаются, резкого «схлопывания» рынка мясопродуктов не произойдет. Рентабельность предприятий мясопереработки напрямую зависит от спроса населения на их продукцию — колбасные изделия и консервы. Растет инфляция, задерживаются зарплаты — и вот можно уже говорить о тренде переориентации покупателей на более дешевые колбасы. Колбасу нельзя считать продуктом первой необходимости, и мясопереработчики это превосходно понимают, поэтому не стремятся повышать цены, чтобы вовсе не потерять потребителя. Большинство игроков насторожены и заморозили свои инвестиции. Пока неизвестна ситуация с финансовым сектором, нельзя предпринимать резких движений. Большинство пытается минимизировать затраты, самые активные готовят планы по захвату рынка. Небольших игроков угнетает цена на сырье, которая подскочила с начала года на треть, у крупных своя выгода — они ждут разорения мелких, чтобы потом купить их задешево.

Даешь по 2.20!

До сих пор и российский, и сибирский рынки мясопереработки росли стабильно, хотя и небольшими темпами — по оценкам производителей, в среднем на 4–5% в год. Еще в начале года можно было слышать заявления руководителей компаний, что спрос на дорогие колбасы высшего сорта увеличивается. Некоторые не теряют оптимизма и сейчас. «Мы ожидаем значительного роста реализации — около 28 процентов в категории сырокопченых колбас и варено-копченых — на 20 процентов», — говорит исполнительный директор холдинга «Российские мясопродукты» (РМП) Андрей Плетнев. Другие производители ожидают, что потребители уже в скором будущем начнут интересоваться недорогими продуктами. Рынок, объем которого напрямую зависит от достатка населения, может потерять в весе, если начнутся массовые увольнения и сокращения зарплат — непопулярные методы «оптимизации бизнеса», которые сегодня применяют только некоторые компании. Даже если пессимистичные прогнозы оправдаются, резкого «схлопывания» рынка не произойдет. Виновата психология — как правило, уволенные сотрудники, привыкшие к достойной оплате труда, уверены, что в течение короткого времени им удастся найти работу не хуже, чем раньше. У них уже сложился определенный уровень потребления, и в первые пару месяцев, когда финансы еще позволяют, его постараются поддерживать. Пояса затягиваются потуже после трех–четырех месяцев ожидания — это и есть срок, по прошествии которого колбасный рынок может начать кардинально меняться. Но это при пессимистичном сценарии. Производители в основном предсказывают, что пока все останется в норме. Андрей Плетнев, например, предполагает, что в целом продажи РМП по результатам 2008 года останутся на том же уровне — 50–51 тыс. тонн. Впрочем, даже в случае, если передряги займут только один–два месяца, небольшая рецессия рынка колбасных изделий все-таки может произойти. Первый заместитель генерального директора ЗАО «Сибирская Аграрная Группа» Руслан Гурьев считает, что рынок мясопере­работки немного уменьшится в объеме, в основном за счет смещения фокуса предпочтений с изделий класса премиум и high-middle в нижний-средний и экономсегменты. «При неблагоприятных прогнозах спад рынка может достигать 20–30 процентов», — уточняет он. Поэтому Сибирская Аграрная Группа сегодня раздумала дополнительно инвестировать в премиум-бренды («Дорогомиловские деликатесы»), решив сосредоточиться на более демократичной «Бутерброднице». В РМП свои планы практически не корректировали и уверены, что после спада наступит период бурного роста, а компании, которые смогут выжить во время кризиса, укрепят свои позиции на рынке.

Кто-то бодрится, кто-то затаился

Несмотря на то что кризис мало повлиял на производителей, поскольку большинство из них и раньше ориентировались в основном на собственные средства и привлекали кредиты только как вспомогательный ресурс, руководители мясоперерабатывающих предприятий сегодня крайне осторожны в оценке тенденций. Все ждут итогов IV квартала этого года — именно он покажет: либо российская экономика отделается легкими потерями, либо все всерьез и надолго. «Я думаю, сейчас бизнес не будет делать никаких резких движений — ни по инвестиционным проектам, ни по слияниям-поглощениям, ни по сворачиванию бизнеса, — считает исполнительный директор ЗАО «Кузбасский пищекомбинат» Владимир Шкарбань. — Все испытывают определенный дискомфорт, скорее моральный, чем финансовый. Нужно подождать еще месяц-полтора, а потом уже будет ясно, действительно ли все плохо или обошлось. Сейчас видно, что некоторые компании жестко ограничивают свои расходы, приостановили деятельность по инвестпроектам, но не потому что все в упадке, а потому, что непонятно, что будет дальше». По мнению Руслана Гурьева, ситуация неопределенности выгодна для тех, кто привык действовать решительно. «Кризис — благоприятное время для поглощения мелких игроков. Компании, которые готовы рисковать и обладают достаточным запасом финансовых средств, воспользуются этой ситуацией. Слабым игрокам придется нелегко, они могут вообще исчезнуть с рынка, поэтому есть возможность купить неплохие активы за небольшие деньги, — комментирует Руслан Гурьев. — В ближайшие полгода, возможно, мы увидим ряд слияний и поглощений». Вполне вероятно, будут объединяться и крупные игроки, чтобы не терять рынок, если он уменьшится. Впрочем, Гурьев отмечает, что предложений от мелких игроков пока не было, но даже если бы они и были, у компании есть собственные обширные планы по развитию, и сейчас нужно выполнить в первую очередь их. Андрей Плетнев как раз относится к кризису как к возможностям по приобретению новых активов: «У многих наших конкурентов, которые выбирали более рискованные стратегии развития, основанные на «легких» заемных деньгах, с наступлением финансового кризиса и ужесточением условий выдачи кредитов уже намечаются проблемы, связанные не только с реализацией долгосрочных планов, но и с поддержанием текущей деятельности. Для некоторых небольших неустойчивых мясоперерабатывающих предприятий эти последствия могут оказаться фатальными. В частности, за счет них мы можем расширять свой бизнес, занимая их рыночные доли либо приобретая их. Собственники вынуждены будут снижать цены продаваемых компаний и активно искать покупателей. Сейчас подходящий момент для того, чтобы выгодно скупать такие активы. Таким образом мы вполне сможем компенсировать рост ставок по кредитам. К тому же доходность многих отраслей промышленности также падает. Ресурсы, востребованные развивающимися предприятиями, к примеру, новое оборудование, строительные материалы, услуги, сейчас стоят дешевле. Для нас это тоже положительный фактор». Участники рынка солидарны в одном — федеральные игроки сюда придут не скоро. Сибирский рынок мясопереработки и раньше был сугубо местным, а сегодня и подавно — дорогие деньги не позволят федеральным производителям строить или покупать локальные мясоперерабатывающие заводы в СФО. Из других регионов заходить сюда нет большого смысла — высокие логистические издержки и привязанность населения к продукции местных мясокомбинатов делают входной билет в Сибирь неоправданно дорогим.

Сверху жмут потребители, снизу сырье

Помимо наличия потребительского спроса, на рынок мясопродуктов серьезно влияет цена на сырье, которая за последние два месяца выросла на 25%. «Мы прогнозируем стабилизацию. Сейчас конец года — квоты импортного сырья выбраны, отечественное животноводство еще не догнало уровень потребления, по­этому имеется обычный сезонный дефицит», — говорит Владимир Шкарбань. «За год говядина выросла в цене от 11 до 50 процентов — в зависимости от сортности, свинина — от 5 до 25 процентов, — приводит динамику Андрей Плетнев. — Серьезный дефицит сейчас испытывают производители центральных регионов, так как они полностью зависят от импортного сырья и, как следствие, ситуации на рынке. И этот дефицит будет расти в условиях кризиса, потому что в России вложения в сектор животноводства, к примеру, свиноводство, будут еще больше сокращаться. Мы сейчас не ощущаем нехватки сырья, так как работаем в сырьевом регионе и закрываем свои потребности преимущественно за счет отечественного сырья, которое поступает от животноводческих хозяйств Алтайского края, Новосибирской области. Лишь небольшую часть мы закупаем в Аргентине и Бразилии. Это в основном говядина, уже очищенная от кости. Наши животноводческие хозяйства не могут обеспечить необходимые объемы говядины». Руслана Гурьева, чье предприятие — один из крупнейших поставщиков мяса в СФО, проблемы такого плана не беспокоят. «Мы производим 26 тысяч тонн свинины в год, что полностью удовлетворяет наши потребности. Оставшуюся часть, а это примерно половина от общего производства, продаем другим сибирским компаниям». Мясопереработчикам, у которых нет собственных животноводческих комплексов, придется сложнее. Цена свинины выросла с начала года с 85–90 рублей за килограмм до 120 рублей. Но такая ситуация должна продлиться недолго — сего­дня средневзвешенная цена продажи фуражной пшеницы опустилась до уровня менее 4 тыс. рублей за тонну. В ближайшее время производители мяса выровняют цены из-за снижения стоимости зерна. Вдобавок 22 сентября Минсельхоз РФ выпустил приказ № 437, в котором принято решение о субсидировании свиноводства и птицеводства (за I полугодие 2008 года производителям свинины выдадут субсидии по ставке 10 рублей за килограмм живой массы, производителям птицы — 5 рублей за килограмм), поэтому сегодня производители мяса смогут снизить цены на сырье без особых потерь. В любом случае, независимость от рыночных цен на мясо представляется значительно лучшим вариантом. Но запуск собственных животноводческих комплексов сегодня не особо привлекателен для мясопереработчиков, которые по большей части отделываются обтекаемыми фразами: «Вариант рассматриваем, но, поскольку неясно, как будут развиваться события, ничего определенного не решили». Вложения в животноводство требуют колоссальных инвестиций с очень длительным сроком их возврата. На фоне текущего финансового состояния в стране и мире это действительно остается вопросом, который требует времени на обдумывание. Андрей Плетнев и вовсе не считает животноводство перспективным вектором развития. Для создания собственных животноводческих комплексов нужны другие знания и компетенции менеджмента, нежели для мясопереработки. Требуется масса вложений, в том числе и для обеспечения стабильной кормовой базы. По­этому лучше заниматься тем, что хорошо умеешь, полагает он. Атмосфера неопределенности сковывает мясной рынок — о планах, преимуществах и опасностях кризиса предпочитают не теоретизировать. Одно ясно наверняка: подорожание колбасных изделий и деликатесов потребительскому рынку не грозит — сейчас мясопереработчики заявляют, что не намерены повышать цены. Они предпочтут затянуть пояса потуже, максимально снизить инвестиции, немного потерять в чистой прибыли, но не потерять рынок, который в перспективе может сократиться. Поэтому до Нового года стоимость колбас и деликатесов точно не увеличится. Игорь Мельник.

Информация для принятия решений - Рынок колбасных изделий

Агентство Промышленных Новостей

Россия. Колбасные игры.
Россия. Колбасные игры.
На ту же тему:
Россия. Колбасные игры.