547 Покровители продуктовых мутантов.
Агентство Промышленных Новостей
мясо и молоко
cайт объединенного портала пищепрома Украины  
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко экспресс-диагностика рынка мясо и молоко маркетинг рынка мясо и молоко реклама мясо и молоко партнерам мясо и молоко ВХОД ДЛЯ КЛИЕНТОВ  
мясо и молокомясо и молокомясо и молокомясо и молокомясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко мясо и молоко мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко

Ресурсы портала
АПН (РУС)
AIN (ENG)
UKRFOOD
Сахар Украины
Спирт Украины
Вина Украины
Масло Украины
Укркондитер
Пиво Украины
ПРОД.ua
Табак Украины
2007-06-14Покровители продуктовых мутантов
Покровители продуктовых мутантов.

Покровители продуктовых мутантов.

Верховная Рада приняла Закон «О государственной системе биобезопасности при создании, испытании, транспортировке и использовании генетически модифицированных организмов (ГМО)», в который входит пакет документов, необходимых для вступления Украины в ВТО. Тем самым парламентарии поставили точку в длившемся уже не первый год споре о возможности легализации ГМ-продуктов. Правда, народные избранники не пошли дальше признания факта существования таковых — все остальные моменты, связанные с обращением измененных организмов должны быть урегулированы на уровне исполнительной власти. Столь небрежное отношение парламентариев к этому вопросу может привести к тому, что Украина по-прежнему будет оставаться настоящей мировой свалкой для «продуктовых мутантов».

Закон есть, контроля не будет

По большому счету новый закон практически идентичен поддержанному в 2001 году в первом чтении Законопроекту «О государственной системе биобезопасности во время осуществления генетически-инженерной деятельности». Министерство экономики, которое является автором нынешней редакции документа, попросту перераспределило обязанности исполнительной власти в вопросах контроля и лицензирования ГМО. Изначально контроль над обращением генетически модифицированных продуктов предлагалось возложить на профильные министерства (МинАПК, Минздрав, Министерство защиты окружающей среды). Главным же контролером должна была стать специально созданная комиссия по биобезопасности. Окончательная версия документа уже не содержит подобных сложностей. Ее авторы посчитали, что контролеров будет достаточно и без специальной комиссии. Но главное то, что закон не имеет прямого действия. Иными словами, чтобы в стране действительно начали отслеживать, как, когда и кем продается генетически модифицированная продукция, правительство должно принять целую кипу подзаконных нормативов. Более того, «генетический» закон не только не оговаривает, к какому сроку Кабмин должен это сделать, но даже четко не фиксирует ответственность за нарушение его норм. Поэтому скептики не сомневаются, что новопринятый нормативный акт — не более чем отписка, и как только мы вступим во Всемирную торговую организацию, исполнительная власть может спокойно «забыть», как это уже однажды произошло, о своей обязанности установить действенный мониторинг за производством и продажей «продуктовых мутантов». Так, еще в 1998 году, когда вопросы ГМО особо обеспокоили Европу, украинское правительство утвердило постановление «Временный порядок ввоза, государственного испытания, регистрации и использования трансгенных сортов растений в Украине». Этим документом также предполагалось создание Межведомственной комиссии по вопросам биобезопасности, создание реестра трансгенных сортов растений, введение особого порядка ввоза и таможенного оформления модифицированных культур и так далее. Но ничего этого сделано не было. В итоге, за почти десять лет существования этого постановления в Украине не было зарегистрировано ни одного генетически модифицированного растения. То есть де-юре в Украине таких продуктов просто нет. Кстати, причиной невыполнения положений этого документа можно считать именно отсутствие ответственности за их нарушение. В свое время с этой же проблемой столкнулась Чехия, где изначально проводить регистрацию ГМО предлагалось в добровольном порядке. Два года ожидания добровольцев результата не дали, но как только за несанкционированное выращивание трансгенных растений установили штраф в 250 тысяч евро, то оказалось, что таковые использует около 43% чешских фермеров. В других странах Европы наказание за подобное нарушение колеблется от штрафа в тысячу евро до уголовной ответственности. Наши же депутаты в новом законе ограничились фразой, что нарушение требований принятого закона «ведет к гражданской, административной, дисциплинарной и уголовной ответственности согласно действующему законодательству». Но в оном (в частности, в Уголовном и Гражданском кодексах) не удалось найти ни одной строки, оговаривающей ответственность за противоправные действия с генетически модифицированными организмами. Среди других недостатков закона эксперты называют полное отсутствие возможности для вмешательства общественности в данный вопрос, хотя речь идет о здоровье нации. Стоит отметить, что именно контроль со стороны общества может стать мощным инструментом в борьбе с международными корпорациями, лоббирующими ГМО. В этом смысле показателен пример Швейцарии. В конце 90-х все страны ЕС запретили использование трансгенных организмов, но ВТО (главным образом США) требовала отмены такого запрета под угрозой исключения из торгового клуба. В итоге все страны старой Европы были вынуждены согласиться с требованием американцев и с 2002 года разрешить генетически модифицированные организмы. В свою очередь Швейцария изначально в базовом законе о ГМ-организмах прописала, что любые вопросы относительно запрета или разрешения на ГМО решаются исключительно с помощью референдума. В итоге референдум 2005 года позволил швейцарцам на пять лет установить мораторий на использование трансгенных организмов. Кроме того, есть еще ряд других изъянов, как-то недостаточно прописанные меры, которые бы со стороны государства регламентировали ввоз, использование этих продуктов, «распыленность» обязанностей среди контролирующих органов, отсутствие указаний на источники финансирования выполнения закона и так далее.

Денег жалко

Причин столь поверхностного отношения государства в этом вопросе, по словам экспертов, может быть три. Во-первых, этот закон принимался по требованию ВТО в пакете с другими документами. Кабинет Министров настаивал, чтобы все необходимые нормативные акты были приняты в кратчайшие сроки, а значит, никто серьезно над совершенствованием закона не думал — быстренько вводилось то, что было наработано ранее. Во-вторых, не исключено, что сами народные избранники не заинтересованы в государственном регулировании вопросов использования генетически модифицированных организмов. В свое время ряд экологических организаций прямо указывали, что бесконтрольность «мутантов» лоббируется на уровне парламента. Оно и понятно, ведь лицензии и регистрация стоят денег, а самое главное — времени. Понятно, что намного выгоднее просто ввозить в Украину трансгенные продукты под видом обычных. В-третьих, чиновники прекрасно понимают, что серьезный подход к вопросу регулирования оборота ГМО стоит немалых денег. К примеру, открытие первой и пока единственной лаборатории по определению модифицированных организмов в продуктах питания обошлось в полмиллиона гривен. Притом, что это экспериментальная лаборатория, которая не может анализировать продукты в промышленных масштабах. Как показывает опыт других стран, создание сети подобных учреждений, которые смогли бы оценивать продукты питания на всей территории государства, обходится в десятки миллионов евро. Кроме того, если при ввозе товара или выращивании сельскохозяйственных культур есть подозрение, что продукт генно-модифицированный, то именно государство, как обвинитель, должно будет доказывать незаконность такого ввоза или выращивания. А по самым скромным подсчетам специалистов Укрметртестстандарта, исследование на содержание генетически модифицированных организмов, скажем, в сое стоит 380 грн., а в кукурузе — 340 грн. Если говорить о проверках в масштабах страны, то это опять-таки выльется в миллионы. В такой ситуации неудивительно, что сейчас никто не хочет подымать вопрос о необходимости реального регулирования вопросов ГМО. Возвращаясь к вопросу ВТО, следует отметить, что пока неизвестно, удовлетворит ли рабочую группу этот наспех принятый документ. Дело в том, что причина, по которой Украина должна была утвердить этот документ, — Картахенский протокол, к которому наше государство присоединилось еще в 2002 году. Но это соглашение предусматривает не только принятие некоего базового закона, который хоть как-то регулировал бы вопросы ГМО, но и выдвигает определенные требования к маркированию продуктов, в которых используются модифицированные организмы. А как раз об этом в законе речь не идет. И еще, в Украине уже сейчас существует ряд нормативных актов, предусматривающих маркирование. В частности, речь идет о принятых в 2002 году законах о «Качестве и безопасности пищевых продуктов продовольственного сырья» и «О защите прав потребителей». Но в них только указано, что подобная продукция должна маркироваться, но законодательно не определен даже показатель содержания ГМО в продуктах, опираясь на который, сам продукт можно считать генетически модифицированным. Поэтому наши потребители до сих пор не знают, какую продукцию покупают — естественную или модифицированную. Пока политики принимают законы «на скорую руку», ученые обеспокоены «бурным ростом» генетически модифицированных продуктов на территории Украины. Как уже говорилось, в этом году начала работу первая на территории Украины лаборатория, в которой способны определить, было ли модифицировано растение или его производная. Первые же озвученные результаты работ, выполненных этой лабораторией, оказались шокирующими. По данным Укрметртестстандарта, в прошлом году примерно половина всей засеянной сои и кукурузы была генетически модифицированной. Для проведения эксперимента в разных супермаркетах Киева, входящих в сеть по всей стране, были закуплены разные продукты — колбасы, пельмени, каши быстрого приготовления, детское питание. Результаты исследования показали, что в 18 из 42 выбранных случайным образом пищевых продуктах содержание генно-модифицированной сои превышало 3%, при этом в составе девяти из них вообще не было указано наличие соевого белка. Виктория Пода.

Информация для принятия решений - Структурированная база данных предприятий пищевой промышленности Украины

Агентство Промышленных Новостей

Покровители продуктовых мутантов.
Покровители продуктовых мутантов.
На ту же тему:
Покровители продуктовых мутантов.