694 Зарабатывать прибыль не цель Valio.
Агентство Промышленных Новостей
мясо и молоко
cайт объединенного портала пищепрома Украины  
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко экспресс-диагностика рынка мясо и молоко маркетинг рынка мясо и молоко реклама мясо и молоко партнерам мясо и молоко ВХОД ДЛЯ КЛИЕНТОВ  
мясо и молокомясо и молокомясо и молокомясо и молокомясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко мясо и молоко мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко
мясо и молоко

Ресурсы портала
АПН (РУС)
AIN (ENG)
UKRFOOD
Сахар Украины
Спирт Украины
Вина Украины
Масло Украины
Укркондитер
Пиво Украины
ПРОД.ua
Табак Украины
2007-07-24Зарабатывать прибыль не цель Valio
Зарабатывать прибыль не цель Valio.

Зарабатывать прибыль не цель Valio.

Бизнес-модель финской молочной компании Valio может показаться парадоксальной: она стремится закупать сырое молоко по самым высоким ценам, по­этому ее прибыль остается минимальной. Это не альтруизм: дело в том, что поставщики молока, 22 фермерских кооператива, являются владельцами компании. В интервью корреспонденту РБК daily Александре Иванской старший вице-президент Valio Томас Баклунд рассказал, как принимаются решения при таком большом количестве собственников, будет ли Valio покупать российские молочные компании и строить в России завод по переработке молока.

Компания Valio создана как экспортер финского масла в 1905 году. Принадлежит 22 кооперативам фермеров — производителей молока. Владеет 15 заводами. Производит свежие молочные продукты, сыр, масло и спрэды, соки, ингредиенты для пищевой промышленности. Оборот в 2006 году — 1,6 млрд евро, из них 546 млн приходится на экспортные рынки. Прибыль — 6 млн евро. Экспортирует масло в Россию с 1908 года, в 1994 году открыто представительство в Санкт-Петербурге. Оборот в России в 2006 году — 140 млн евро.

—Каков оборот Valio в России?

—Объем продаж в 2006 году составил 47,2 тыс. т, или 140 млн евро. Из всех экс­портных рынков российский для нас самый важный.

—Собираетесь ли вы увеличивать рыночную долю своих продуктов на российском рынке?

—Сейчас доля нашего сливочного масла (сюда входят марка "Валио" и некоторые частные торговые марки наших дилеров) — 10%. Плавленый сыр "Виола" занимает 12% российского рынка. Доля сыра "Олтерманни" около 5%. Да, мы собираемся увеличивать рыночные доли наших продуктов, но действовать будем по-разному. Продажи масла, твердого и плавленого сыров будут расти в основном за счет регионов. Что касается свежих продуктов (йогурты, сметана, творог и др.), пока их продажи не столь велики, и мы ожидаем значительного роста в Москве и Санкт-Петербурге. В прошлом году продажи наших свежих молочных продуктов выросли на 70%.

—Но для этого вам придется потеснить другие компании, например "Вимм-Билль-Данн", "Юнимилк". За счет чего это произойдет?

—Мы конкурируем скорее не с ВБД и "Юнимилком", а с компаниями Kraft Foods, Campina, Ehrmann, Arla. В сегменте свежих продуктов мы никогда не сможем конкурировать по цене с ВБД или "Юнимилком", наши цены намного выше. Но мы можем предложить потребителю какие-то специальные функциональные продукты, например с нулевым содержанием лактозы или обогащенные бактерией LGG, пребиотики.

—Но если вы собираетесь продвигать в России, например, безлактозные продукты, вам придется вначале объяснить, что это такое, и с нуля формировать новую категорию...

—Люди в Санкт-Петербурге и Москве уже готовы к таким новым продуктам: посмотрите, как популярно сейчас следить за своим здоровьем, весом, ходить в фитнес-клубы. В Финляндии, чтобы объяснить пользу таких продуктов, мы действовали традиционными маркетинговыми методами, но, кроме того, работали с докторами, медсестрами, клиниками. Мы объясняли, что, если у пациента проблемы с желудком, это может быть вызвано непереносимостью лактозы, и вместо того, чтобы выписывать ему лекарства, можно подумать о переходе на безлактозное молоко. Я не утверждаю, что мы будем действовать так же в России, но это один из примеров.

—И все же в России сейчас более популярны сыр и масло "Валио", но молоко, сметана, йогурты, творог не столь заметны на рынке. Собира­етесь ли вы наращивать маркетинговые бюджеты для этих продуктовых категорий?

—Да, в определенных границах мы будем увеличивать маркетинговые бюджеты, но мы не собираемся проводить массивную маркетинговую кампанию. Массивная реклама — это стратегия ВБД, Danone. Мы действуем более осторожно и точечно.

—Продажи Valio в России в 2004 году упали на 18%, до 33,8 тыс. т. Из-за чего это произошло?

—Рынок изменился, а мы, возможно, не слишком быстро на это отреагировали. С тех пор мы изменили систему продаж. Теперь мы работаем не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в регионах. Продукция поставляется не только через дистрибьюторов, но и прямо в торговые сети. Экспансия в регионы и прямая работа с сетями сделали свое дело: теперь наши продажи растут. Например, в 2006 году они выросли на 19%. Когда мы построим фабрику и распределительный центр в Одинцове, рост продаж станет еще более значительным.

—Сколько вы собираетесь инве­стировать в этот проект?

—40 млн долл. Это включает инве­стиции в весь комплекс — и в фабрику, и в распределительный центр. Сейчас на месте будущей фабрики поле. Через 18 месяцев, если все будет хорошо, строительство завершится. В Одинцове скорее всего будет построена фабрика по производству плавленого сыра. Сырье для нее будет поставляться из Финляндии, Германии, а возможно, и из России. Это не будет завод по переработке сырого молока, сырьем будут в основном сыр, масло.

—А как обстоят дела с рекон­струкцией Гатчинского молочного завода в Ленинградской области?

-Мы вовлечены в этот проект скорее как консультанты, помогаем "Фудлайну". Но это не часть нашей компании.

—Но в России принято думать, что Гатчинский завод в той или иной степени находится под контролем Valio, его реконструкция — ваш совместный проект с "Фудлайном", а со временем он будет производить продукцию под брендом Valio...

—Valio не владеет акциями Гатчинского молочного завода. Мы лишь консультировали "Фудлайн" по поводу его реконструкции и поставляли часть оборудования. Да, у нас есть возможность в будущем производить на нем продукты под брендом Valio, но пока планов таких нет. На какой-то стадии мы думали о том, чтобы поучаствовать в проекте финансово, но решили этого не делать.

—В таком случае есть ли у вас планы строить завод в Санкт-Петербурге?

—По крайней мере не сейчас. Санкт-Петербург очень близок к Финляндии, и проблем с транспортировкой не возникает. Москва расположена дальше, и более важно построить распределительный центр в Москве.

—Существует ли для Valio в Финляндии проблема сырья или сезонно­сти его поставок?

—Valio принадлежит кооперативам фермеров — производителей молока, по­этому у нас нет проблем с сырьем. Не может случиться так, что фермер сдаст молоко на завод конкурента, потому что тот заплатил больше. Ведь фермер сам совладелец Valio.

—В 2006 году Valio покупала молоко по более высокой цене, чтобы компенсировать возросшие расходы фермеров, и в результате прибыль компании снизилась почти в три раза, до 6 млн евро

—Зарабатывать большую прибыль не цель Valio. Цель — платить как можно больше за молочное сырье нашим соб­ственникам. Именно так они получают доход, и мы стараемся удерживать как можно более высокие цены на сырье. Если Valio показывает высокую прибыль, это значит, что мы совершили ошибку.

—Не трудно ли принимать решения, когда у компании так много соб­ственников?

—Это не проблема. Фермеры объединены в 22 кооператива, и каждый из них владеет долей в Valio. Все фермеры не сидят в главном офисе и не управляют компанией. Они делегируют представителей, как и в обычной акционерной компании.

—А Valio когда-нибудь думала о том, чтобы провести IPO?

—Нет, это никогда не обсуждалось.

—Раньше Valio была только молочной компанией, но теперь вы производите соки, ягодные супы. Будет ли расти доля немолочных товаров?

—Если мы увидим такую возможность, то пойдем в другие продуктовые ниши. Заниматься соками для молочной компании довольно логично, потому что используются примерно те же оборудование и упаковка. Но молоко для нас остается главным направлением. Мы должны держаться того, что мы умеем.

—Харри Салонахо работал в Valio, а теперь возглавляет российский "Юнимилк". Почему он ушел из Valio?

—Из-за различных взглядов на стратегию компании у него и совета директоров.

-А его опыт будет полезен в России?

—Конечно. Но я уже говорил, что "Юнимилк" не прямой конкурент Valio. Их ассортимент сильно отличается от нашего. Они не производят плавленый сыр, концентрируются на свежих молочных продуктах.

—Думали ли вы о строительстве, покупке или реконструкции молочного завода в России, в каком-то из регионов? Или, может быть, Valio заинтересована в приобретении какой-либо российской молочной компании, объединяющей несколько заводов и владеющей сильным брендом?

—Да, мы изучали многие молочные заводы, компании, обсуждали эту идею, но пока не пришли к какому-то определенному решению. Однако мы продолжаем изучать ситуацию. Нам некуда спешить, мы будем продолжать действовать медленно и осторожно.

Информация для принятия решений - Общий обзор российского рынка молочных продуктов

Агентство Промышленных Новостей

Зарабатывать прибыль не цель Valio.
Зарабатывать прибыль не цель Valio.
На ту же тему:
Зарабатывать прибыль не цель Valio.